Свобода и фактичность: ситуация 7 глава

Итак, мы должны прийти к выводу, направленный против Хайдеггера, что моя погибель, не будучи моей своей возможностью, является случайным фактом , который как такой в принципе ускользает от меня и сначало принадлежит к моей фактичности. Я не могу ни открыть свою погибель, ни ждать ее, ни избрать установку по отношению Свобода и фактичность: ситуация 7 глава к ней, потому что она является тем, что находится как нераскрываемое, как опустошающее все ожидания, проникающее во все установка и в особенности в те, которые занимают по отношению к ней, чтоб конвертировать их в деяния, экстериоризованные и застывшие, смысл которых всегда доверяется другим, а не мне. Погибель есть незапятнанный факт Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, как и рождение. Она приходит к нам снаружи и конвертирует нас во наружное. В сути, она совершенно не отличается от рождения, и конкретно эту тождественность погибели и рождения мы называем фактичностью.

Можно ли сказать, что погибель намечает границы нашей свободе? Отказываясь от понятия бытия-чтобы-умирать Хайдеггера, отказываемся ли Свобода и фактичность: ситуация 7 глава мы навечно от способности свободно придать нашему бытию значение, за которое мы могли быть несут ответственность?

Совершенно напротив, нам кажется, что погибель, открываясь нам как она есть, высвобождает нас на сто процентов от ее надуманного принуждения. Это станет более ясным, если об этом помыслить.

Но сначала следует конструктивно поделить две обычно Свобода и фактичность: ситуация 7 глава связанные идеи погибели и конечности. Кажется, как обычно считают, что конкретно погибель конституирует и открывает нам нашу конечность. Из этой неурядицы следует, что погибель воспринимает вид онтологической необходимости и что конечность, напротив, заимствует от погибели свое свойство случайности. Хайдеггер, а именно, кажется, выстроил всю свою теорию «Sein-zum Свобода и фактичность: ситуация 7 глава-Tode» на серьезной идентификации погибели и конечности. Равным образом Мальро, когда он гласит, что погибель открывает нам единство жизни, казалось бы, рассуждает верно. Так как мы умираем, мы бессильны продолжать свое дело и, как следует, конечны. Но если разглядеть вещи внимательнее, можно увидеть, что тут кроется ошибка. Погибель есть Свобода и фактичность: ситуация 7 глава случайный факт, который принадлежит фактичности; конечность является онтологической структурой для-себя, определяющей свободу, и существует только в свободном проекте цели и средством этого проекта, объявляющего о моем бытии. По другому говоря, людская действительность оставалась бы конечной, даже если б она была бессмертна, так как она становится конечной, выбирая себя людской Свобода и фактичность: ситуация 7 глава. Быть конечным в реальности – означает выбирать себя, другими словами заявлять о для себя, чем являешься, проектируя себя к вероятному, кроме других. Само действие свободы – это, стало быть, усвоение и творение конечности. Если я себя делаю, я делаю себя конечным, и вследствие этого факта моя жизнь уникальна. Как следует Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, будь я даже бессмертным, мне запрещено «продолжать свое дело»; как раз необратимость темпорализации мне это воспрещает, а эта необратимость является не чем другим, как своим свойством темпорализующейся свободы. Естественно, если я бессмертен и если я был должен убрать вероятное В , чтоб воплотить вероятное А , то для меня представится случай Свобода и фактичность: ситуация 7 глава воплотить это отклоненное вероятное. Но в силу того, что этот случай возникнет после отклоненного варианта, он совсем не будет этим же самым, как следует, и для вечности я буду законченным фактом , устраняя невозвратно 1-ый случай. С этой точки зрения бессмертный, как и смертный, рождается много раз и становится Свобода и фактичность: ситуация 7 глава единственным. Даже будучи неопределенной во времени, другими словами без границ, его «жизнь» не будет наименее конечной в собственном бытии, так как она становится единственной. Погибель не имеет никакого дела к этому; она внезапно возникает в «промежутке времени», и людская действительность, открывая свою свою конечность, не открывает, но, свою смертность.

Таким макаром Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, погибель ни в коей мере не является онтологической структурой моего бытия, по последней мере в качестве себе ; как раз другой смертен в собственном бытии. Для погибели нет никакого места в бытии-для-себя; последнее не может ни добиться ее, ни воплотить, ни проектироваться к ней; она ни Свобода и фактичность: ситуация 7 глава при каких обстоятельствах не является основанием собственной конечности, и, вообщем говоря, она не может ни быть базирована изнутри как проект начальной свободы, ни быть получена снаружи как качество средством для-себя. Чем все-таки она является? Не чем другим, как определенным нюансом фактичности и бытия-для-другого, другими словами не Свобода и фактичность: ситуация 7 глава чем другим, как данным . Абсурдно, что мы были рождены, абсурдно, что мы умрем; с другой стороны, этот бред представляется как неизменное отчуждение моей возможности-бытия, которая не является больше моей возможностью, но возможностью другого. Это, как следует, наружняя и фактическая граница моей субъективности! Но не признается ли Свобода и фактичность: ситуация 7 глава тут описание, которое мы предприняли в предыдущем параграфе? Это фактическая граница, которую мы должны обеспечить в определенном смысле, так как ничего в нас не просачивается снаружи, и необходимо, очевидно, чтоб мы в неком смысле испытывали бы погибель, если даже мы должны просто ее именовать. Но, с другой стороны, для-себя никогда не Свобода и фактичность: ситуация 7 глава может повстречать ее, так как она является для него не чем другим, как неизменной неопределенностью его бытия-для-другого. Чем все-таки конкретно она является, не считая как одним аз нереализуемых событий? Что все-таки она такое, не считая как синтетический нюанс нашей оборотной стороны! Смертное представляет истинное Свобода и фактичность: ситуация 7 глава бытие, которым я являюсь для-другого; погибель представляет будущий смысл для другого моего реального для-себя. Идет речь, как следует, о неизменной границе моих проектов, и, как таковую, эту границу необходимо взять на себя. Это, стало быть, наружное, которое остается наружным в попытке и через попытку для-себя воплотить Свобода и фактичность: ситуация 7 глава ее. Это то, что мы выше обусловили как нереализуемое в реализации . В сути, нет различия меж выбором, которым свобода воспринимает свою погибель как непостижимую и несхватываемую границу собственной субъективности, и тем, средством чего она выбирает быть свободой, ограниченной фактом свободы другого. Таким макаром, погибель не является моей возможностью в Свобода и фактичность: ситуация 7 глава смысле, определенном ранее; она является ситуацией-границей как избранная и бегущая от моего выбора оборотная сторона. Она не является моей возможностью в том смысле, в каком она была бы моей своей целью, заявлявшей о моем бытии; но из того, что она – непредотвратимая необходимость существовать в другом месте Свобода и фактичность: ситуация 7 глава как наружное и в-себе, она интериоризируется как «последняя», другими словами в качестве направленного на определенную тематику и недостижимого смысла иерархизированных способностей. Таким макаром, она преследует меня в самой сердцевине каждого из моих проектов как их непредотвратимая оборотная сторона. Но потому что эта «обратная сторона» должна приниматься не как Свобода и фактичность: ситуация 7 глава моя возможность, как возможность того, что для меня не будет больше способностей, она меня не затрагивает . Свобода, которая есть моя свобода , остается полной и нескончаемой; погибель ни при каких обстоятельствах не является препятствием для моих проектов не поэтому, что она не ограничивает мою свободу, а поэтому, что свобода никогда не Свобода и фактичность: ситуация 7 глава встречает этой границы; она является только судьбой этих проектов в другом месте . Я не «свободен, чтоб умереть», но я смертельно свободен. Погибель ускользает от моих проектов, так как она нереализуема; я сам ускользаю от погибели в самом моем проекте. Для нее нет никакого места в моей субъективности, она всегда вне Свобода и фактичность: ситуация 7 глава ее. И эта субъективность не утверждается напротив нее, но независимо от нее, хотя это утверждение конкретно отчуждается. Мы не можем, как следует, ни мыслить погибель, ни добиться ее, ни вооружиться против нее. Также и наши проекты выступают как проекты не вследствие нашей слепоты по отношению к ней, как гласит Свобода и фактичность: ситуация 7 глава христианин, но в принципе независимо от нее. И хотя существует бессчетное количество вероятных установок перед этим нереализуемым, «реализующимся сверх того», их нельзя систематизировать на подлинные и неподлинные, так как как раз мы умираем всегда сверх того .

Эти разные описания, касающиеся моего места, моего прошедшего, моих окружностей, моих ближних и моей Свобода и фактичность: ситуация 7 глава погибели, не претендуют на то, чтоб быть исчерпающими и даже подробными. Их цель состоит просто в том, чтоб дать более ясную концепцию того, что является «ситуацией ». Благодаря им мы в состоянии будем найти более точно это «бытие-в-ситуации», которое охарактеризовывает Для-себя, так как оно Свобода и фактичность: ситуация 7 глава трепетно за собственный метод бытия, не являясь основанием собственного бытия.

1. Я являюсь имеющимся посреди других. Но я могу «реализовать» это существование посреди других, могу осознать имеющихся, которые меня окружают в качестве объектов , и себя самого как окруженного имеющимся и даже придать смысл этому понятию «среди », только если я выбираю сам себя, не Свобода и фактичность: ситуация 7 глава в собственном бытии, но в собственном методе бытия. Выбор этой цели является выбором еще-не-существующего . Моя позиция посреди мира, определяемая отношением инструменталыюсти либо враждебности реальностей, которые меня окружают в моей своей фактичности, другими словами открытие угроз, которые я нахожу в мире, препятствий, которые я могу тут повстречать Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, помощи, которая может быть мне предоставлена в свете конструктивного ничтожения меня самого и внутреннего, конструктивного отрицания в-себе, производимых исходя из убеждений свободно поставленной цели, – вот то, что мы называем ситуацией .

2. Ситуация существует исключительно в корреляции с возвышением данного к цели. Она является методом, которым данное, каким я Свобода и фактичность: ситуация 7 глава являюсь, и данное, каким я не являюсь, открываются Для-себя, которым я являюсь в методе небытия. Кто гласит «ситуация », тот гласит «позиция, понимаемая Для-себя, которое находится в ситуации». Нереально рассматривать ситуацию снаружи, она затвердевает в форме в-себе . Как следует, ситуация не может быть ни беспристрастной, ни Свобода и фактичность: ситуация 7 глава личной, хотя частичные структуры этой ситуации (чашечка, которую я использую, стол, на который я опираюсь, и т. д.) могут и должны быть строго беспристрастными.

Ситуация не может быть личной , потому что она не является ни суммой, ни единством воспоминаний , получаемых от вещей; она является самими вещами и мной посреди Свобода и фактичность: ситуация 7 глава вещей, потому что мое возникновение в мире в качестве незапятнанного ничтожения бытия имеет только один итог: сделать наличие вещей и ничего сюда не добавлять. Под этим углом зрения ситуация обнаруживает мою фактичность , другими словами то, что вещи просто находятся тут , без необходимости и способности существовать по-иному, и что я нахожусь Свобода и фактичность: ситуация 7 глава тут посреди их.

Но она не может быть и беспристрастной в том смысле, в каком она была бы незапятнанным данным, которое констатировало бы субъект, не являясь совсем включенным в систему, конституируемую таким макаром. В реальности ситуация по самому значению данного (значению, без которого не было бы даже данного) отражает Свобода и фактичность: ситуация 7 глава в для-себя его свободу. Если ситуация не является ни личной, ни беспристрастной, то она и не конституируется ни занием , ни даже аффективным восприятием состояния мира субъектом; это отношение бытия меж для-себя и в-себе, которое оно ничтожит. Ситуация – это весь субъект (нет ничего другого, не считая Свобода и фактичность: ситуация 7 глава ситуации), также «вещь» полностью (никогда нет больше ничего, не считая вещей). Это субъект, освещающий вещи своим возвышением, либо, если желаете, это вещи, посылающие субъекту собственный образ. Это целостная фактичность, абсолютная случайность мира, моего рождения, моего места, моего прошедшего, моих окружностей, моих близких; и это моя бескрайняя свобода, создающая для Свобода и фактичность: ситуация 7 глава меня наличие фактичности. Ситуация – это пыльная, гористая дорога, это моя горячая жажда, это отказ людей дать мне напиться, так как у меня нет средств либо я не из их страны, не их расы; это моя слабость посреди агрессивного населения, с этой вялостью в моем теле, мешающей мне, может быть, добиться цели Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, которую я поставил. Но это также и цель – не поэтому, что я ее определил ясно и точно, но поэтому, что она тут, всюду вокруг меня, как то, что соединяет воединыжды и разъясняет все эти факты, организует их в описываемую целостность, заместо того чтоб сделать из их хаотичный ужас.

3. Если Свобода и фактичность: ситуация 7 глава для-себя является не чем другим, как собственной ситуацией, то отсюда следует, что бытие-в-ситуации определяет людскую действительность, беря во внимание сразу его бытие-здесь и его бытие-вне . По правде, людская действительность является бытием, которое всегда вне собственного бытия-здесь . И ситуация есть организованная целостность бытия-здесь Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, интерпретируемая и переживаемая средством бытия-вне и в нем. Таким макаром, нет привилегированной ситуации. Под этим мы осознаем то, что нет ситуации, где данное подавило бы своим весом свободу, которая конституирует его как таковое, и соответственно нет ситуации, где для-себя было бы более свободно , чем в других. Это Свобода и фактичность: ситуация 7 глава не надо осознавать в смысле той бергсоновской «внутренней свободы», которую засмеял Политцер в «Конце философского парада» и которая до боли просто приводит к признанию независимости интимной и сердечной жизни раба в путах. Когда мы заявляем, что раб так же свободен, как и его государь, мы не желаем гласить Свобода и фактичность: ситуация 7 глава о свободе, которая оставалась бы неопределенной. Раб в путах свободен для того, чтоб их разбить , Это значит, что сам смысл его кандалов возникает для него в свете цели, которую он избрал: остаться в путах либо пойти на все, чтоб освободиться от рабства. Непременно, раб не сумеет получить достояние Свобода и фактичность: ситуация 7 глава и уровень жизни государя, но это никак не является целью его проектов , он может только грезить о владении такими сокровищами. Фактичность его такая, что мир возникает для него в другом виде, что он должен ставить и решать другие трудности; в особенности ему следует выбирать себя основательно на почве рабства Свобода и фактичность: ситуация 7 глава и тем дать смысл этому темному подавлению. Если, к примеру, он избрал бунт, то рабство, не будучи с самого начала препятствием этому бунту, получает собственный смысл и коэффициент враждебности только средством этого выбора. Как раз, так как жизнь раба, который восстает и погибает в процессе восстания, является жизнью свободной, так Свобода и фактичность: ситуация 7 глава как ситуация, освещенная свободным проектом, полна и конкретна, так как главной и настоятельной неувязкой этой жизни является неувязка «достигну ли я собственной цели?», постольку ситуация раба не сравнима с ситуацией государя. Любая из их в реальности получает собственный смысл только средством для-себя в ситуации и исходя Свобода и фактичность: ситуация 7 глава из свободного выбора собственных целей. Сопоставление может быть проведено только средством третьего, и, как следует, оно может иметь место только меж 2-мя беспристрастными формами посреди мира; оно может быть осуществлено к тому же в свете свободно избранного проекта этим третьим; не существует никакой абсолютной точки зрения, которую можно было бы принять, чтоб Свобода и фактичность: ситуация 7 глава ассоциировать разные ситуации; любая личность реализует только одну ситуацию: свою .

4. Ситуация, будучи освещена целями, которые проектируются только исходя из бытия-здесь , освещаемого ими, является в высшей степени определенной . Естественно, она содержит и поддерживает абстрактные и универсальные структуры, но должна пониматься как единичный вид , который мир поворачивает Свобода и фактичность: ситуация 7 глава к нам как наш единственный и личный шанс. Вспомним притчу Кафки. Один торговец пришел в замок, чтоб обжаловать решение суда. Суровый стражник преградил ему вход. Он не осмеливается войти, ожидает и в ожидании погибает. Перед тем как умереть, он спрашивает стражника: «Как разъяснить, что я был тут один, ждя?» И стражник Свобода и фактичность: ситуация 7 глава ему отвечает: «Эти ворота сделали только для тебя». Таким является случай с для-себя, если желаете, можно еще добавить, что каждый делает для себя собственные ворота . Конкретность ситуации выражается в особенности тем фактом, что для-себя никогда не намечает абстрактных и универсальных базовых целей. Вне сомнения, мы увидим Свобода и фактичность: ситуация 7 глава в наиблежайшей главе, что глубочайший смысл выбора универсален и что этим самым для-себя делает то, что людская действительность существует в качестве рода. Не считая того, необходимо еще извлечь смысл, который остается неявным . Конкретно для этого нам будет служить экзистенциальный психоанализ. Уже извлеченный конечный и начальный смысл для Свобода и фактичность: ситуация 7 глава-себя появится как «unselbstständlg», который будет нуждаться, чтоб обнаружиться, в особенной конкретизации. Но цель для-себя, какой она переживается и преследуется в проекте, средством которой для-себя возвышает и основывает реальное, – эта цель раскрывается в собственной конкретности для-себя как особенное изменение ситуации, которой оно живет (порвать свои Свобода и фактичность: ситуация 7 глава цепи, быть владыкой Франции, высвободить Польшу, биться за пролетариат). Не считая того, совершенно не может быть так, чтоб сначала проектировали цель для пролетариата вообщем, но пролетариат будет иметь цель через такую группу определенных рабочих, к которым принадлежит личность . По правде, цель освещает данное, только так как она выбирается как Свобода и фактичность: ситуация 7 глава возвышение этого данного. Для-себя не возникает с стопроцентно данной целью. Но, «делая» ситуацию, оно «само делается», и напротив.

5. Ситуация, не являясь ни личной, ни беспристрастной, не может рассматриваться и как свободное следствие свободы либо как совокупа принуждений, которым я подвергаюсь. Она проистекает из освещения принуждения свободой, которая дает ему смысл принуждения Свобода и фактичность: ситуация 7 глава. Меж сырыми существующими не может быть связи. Только свобода основывает связи, группируя имеющееся в инструментальные комплексы, и только она проектирует основание связей, другими словами свою цель. Но как раз поэтому, что я проектирую себя к цели через мир связей , я встречаю сейчас последовательности, связанные серии, комплексы Свобода и фактичность: ситуация 7 глава н должен стремиться действовать в согласовании с законами. Эти законы и метод, которым я их использую, определяют поражение либо фуррор моих попыток. Но конкретно средством свободы закономерные дела приходят в мир. Таким макаром, свобода связывается в мире как свободный проект к целям.

6. Для-себя является темпорализацией. Это означает, что оно Свобода и фактичность: ситуация 7 глава не есть, а «делается». Как раз ситуация должна учесть это субстанциальное всепостоянство , которое охотно признают у индивидов («он не изменился», «он всегда таковой же») и которое личность испытывает эмпирически в почти всех случаях как свое состояние. Свободная устойчивость в том же самом проекте в реальности не подразумевает никакого всепостоянства, напротив, как Свобода и фактичность: ситуация 7 глава мы лицезреем, это есть непрерывное обновление моей ангажированности (включенности). Но окутанные и освещенные проектом действительности, раскрываясь и подтверждаясь, представляют, напротив, всепостоянство в-себе и в той мере, в какой они передают нам наш образ, они подкрепляют для нас свое всепостоянство; нередко даже случается, что мы принимаем их всепостоянство Свобода и фактичность: ситуация 7 глава за наше. В особенности из всепостоянства места и окружностей, суждений о нас близких, нз нашего прошедшего вида появляется искаженный образ нашей стойкости . В процессе моей темпорализации я являюсь всегда французом, бюрократом либо пролетарием для других . Это нереализуемое носит нрав постоянной границы моей ситуации. Схожим образом то, что именуют характером либо Свобода и фактичность: ситуация 7 глава нравом личности, есть не что другое, как ее свободный проект, и так как он есть-для-Другого , он возникает также Для-себя как нереализуемый инвариант. Ален довольно отлично лицезрел, что нрав является клятвой . Кто гласит «я неудобен», тот принял свободную вовлеченность в гнев и сразу свободную интерпретацию неких многосмысленных Свобода и фактичность: ситуация 7 глава деталей собственного прошедшего. В этом смысле совершенно не существует нрава, есть только проект себя самого. Но нельзя не признавать нюанс «данного » нрава. Вправду, для Другого, который меня осознает в качестве Другого-объекта, я являюсь гневливым либо размеренным, криводушным либо искренним, пугливым либо мужественным. Этот нюанс передается мне взором Другого Свобода и фактичность: ситуация 7 глава. Испытывая этот взор, нрав, который был переживаемым, сознательным проектом себя (о для себя), становится нереализуемым «неизменным », которое необходимо принять. Он зависит тогда не только лишь от Другого, да и от позиции, которую я принял по отношению к Другому, и от моей напористости отстаивать эту позицию; пока я буду позволять Свобода и фактичность: ситуация 7 глава гипнотизировать себя взором Другого, мой нрав будет фигурировать в моих собственных очах как нереализуемое «неизменное », как субстанциальное всепостоянство моего бытия, как данное, чтоб осознать очевидные и ежедневные выражения, такие, как «Мне 40 5 лет, и я уже не с нынешнего денька собираюсь начать изменяться». Нрав является нередко даже тем, что Для Свобода и фактичность: ситуация 7 глава-себя пробует возвратить, чтоб стать В-себе-для-себя, которым он проектирует быть. Необходимо все-же отметить, что всепостоянство прошедшего, окружностей и нрава не есть данные свойства. Они раскрываются в вещах исключительно в корреляции с непрерывным конфигурацией моего проекта. Было бы напрасным возлагать, к примеру, что Свобода и фактичность: ситуация 7 глава опять отыщут после войны, после долгого изгнания горный пейзаж постоянным и будут основывать на неподвижности и кажущемся всепостоянстве этих камешков надежду на возрождение прошедшего. Этот пейзаж обнаруживает свое всепостоянство только через устойчивый проект. Эти горы имеют смысл снутри моей ситуации. Они изображают тем либо другим методом мою принадлежность к мирной цивилизации Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, госпоже самой себя, которая занимает конкретное место в интернациональной иерархии. Если б я их опять увидел после поражения и во время оккупации части местности страны, то они не смогли бы открыть мне тот же самый вид, так как у меня самого другие проекты и я по-другому вхожу в Свобода и фактичность: ситуация 7 глава мир.

В конце концов, мы лицезрели, что всегда необходимо предугадать внутренние потрясения ситуации автономными переменами окружностей. Эти конфигурации никогда не могут вызвать изменение моего проекта, но они могут привести на основании моей свободы к упрощению либо усложнению ситуации. Тем мой начальный проект будет раскрываться мне с большей либо наименьшей простотой Свобода и фактичность: ситуация 7 глава. Потому что личность никогда не является ни обычный, ни сложной, то ее ситуация может быть той либо другой. Я есть в реальности не что другое, как проект себя самого за границы определенной ситуации, и этот проект предначертывает мне исходя из определенной ситуации, так же как он освещает ситуацию исходя Свобода и фактичность: ситуация 7 глава из моего выбора. Бели, таким макаром, ситуация в собственной совокупы упрощается, если крушения, обвалы, эрозии привели ее к резко обозначенному виду, придав ей грубые черты, с сильными противоположностями, то сам я буду прост, потому что мой выбор, которым я являюсь, будучи постижением этой ситуации-здесь, может быть только Свобода и фактичность: ситуация 7 глава обычным. Когда возникнут новые усложнения, то мне представится усложненная ситуация, благодаря которой я и себя найду усложненным. Конкретно это каждый мог констатировать, если замечал, с какой практически животной простотой вследствие последнего упрощения их ситуации ворачиваются пленные; это упрощение не могло поменять сам их проект в его значении Свобода и фактичность: ситуация 7 глава, но на самом основании моей свободы оно тянуло за собой уплотнение и единообразие окружностей, которое конституировалось в более точное, более грубое и сжатое осознание базовых целей личности пленника и средством такового осознания. Идет речь, в сути, не о глобальном преобразовании, а о внутреннем изменении, которое также затрагивает форму ситуации. Но Свобода и фактичность: ситуация 7 глава это – конфигурации, которые я открываю как конфигурации «в моей жизни», другими словами в единых рамках такого же самого проекта.


svobodnoe-padenie.html
svobodnoe-vremya-ili-provodi-gruppi-v-gostinicu-v-soprovozhdenii-ekskursovoda-na-metro.html
svobodnoe-vremya-referat.html